Об авторе

Черных Андрей Александрович – питерский гомеопат

 

Здравствуйте, дорогие друзья!

Рад приветствовать вас, теперь на просторах интернета.
Собираюсь с помощью этого сайта сделать доступным вам электронный реперториум “Мир Симилия”. Работа над ним началась в сентябре 1995 года. А в январе 2008 полностью завершил базу даных (реперториум Кента… и иже с ним), но планов еще много.
Но не это главное.
16 лет (к 2008 году, когда создавался сайт) плотной работы в гомеопатии создали определенные убеждения. Случилось так, что эти убеждения (диктуемые практикой) не всегда соответствуют общепринятым как слева (среди убежденных “ганемановцев”, “уницистов”) так и справа (“комплексонщики”, “рецептурщики” – назначающие готовые прописи при установленных диагнозах). В то же время – не могу сказать, что нахожусь посередине… Со временем собираюсь на страницах этого сайта выкладывать в неформальном виде свои терапевтические концепции. Но мой реперториум каждый может использовать в соответствии со своими представлениями и опытом.

Обо мне: в 1986 году окончил Военно-медицинскую академию, факультет подготовки врачей для Ракетных и Сухопутных войск. 3 года работал начальником медицинского пункта в бригады связи в г. Климовске (Подольского района Московской области). На базе окружного госпиталя МВО окончил интернатуру по терапии. С 1990 года работал в гражданском здравоохранении, в 32-й больнице Санкт-Петербурга врачом отделения общей терапии, кардиологии, блока интенсивной терапии и заведующим кардиологическим отделением.

С 1999 года работаю врачом в Центре гомеопатии Санкт-Петербурга. Веду прием пациентов различного профиля, поскольку гомеопатия представляет собой наднозологический подход и специализация в ней имеет весьма относительный характер. Также работаю ассистентом кафедры гомеопатии и традиционной медицины ГМА им. Мечникова. Веду курс диагностики по Фоллю и реперторизации.
Из заслуг перед человечеством 🙂 разработка концепции и подготовка к изданию «Универсального реперториума общей и ментальной симптоматики» (СПб, Центр Гомеопатии, 2000), монография «Антигомотоксические препараты в лечении внутренних болезней» (СПб, Центр Гомеопатии, 2004), ряд публикаций в журнале Гомеопатия и Фитотерапия, выступления на конференциях… Среди них есть заслуживающие внимания, мне бы хотелось, чтобы они здесь появились…
Следите за наполнением…

Представительство “В контакте”

Пациенты часто спрашивают меня, как вы дошли до жизни такой? В смысле: как вы стали гомеопатом? Поскольку я нахожу этот вопрос хорошим поводом для того, чтобы довести мысли о том, как вообще нужно понимать гомеопатию врачу и пациенту, отвечаю, обычно, развернуто.
Думаю, что все началось задолго до того, как я вообще выбрал медицину, как профессию. Когда мне было лет 12, мой отец, Черных Александр Тихонович, всю жизнь прослуживший в развернутых частях сухопутных войск, обратил мое внимание на серию глав из книги Ханнеса Линдемана «АТ (аутогенная тренировка) против стресса», которую печатали тогда в журнале «Физкультура и спорт». «Вот, стоящее дело, можно многого добиться в жизни и в спорте, если овладеть». Вот я и начал довольно систематично практиковать аутогенную тренировку. Сердце останавливать или прекращать потения я так и не научился, но все же включать неглубокие состояния релаксации мог. А в этих состояниях могут возникать самые разнообразные ощущения во всех сенсорных системах, в основном проприоцептивной и кинестетической. Об этом было предупреждено, и я воспринимал все это как должное. Хотя ощущения могли быть довольно сильные и явно ненормальные, никакого негативного эмоционального отклика они не вызывали, наоборот, я получал удовлетворение: это индикатор определенной глубины аутогенного погружения, а, значит, упражнения у меня получаются. Наблюдать за динамикой этих ощущений было довольно интересно, и не более того. Кроме того, я достаточно рано, заметил, что подобные ощущения могут возникать и спонтанно, вне аутогенного погружения. Более того, при желании очень многие ощущения (не только тяжесть, тепло и прохладу, предусмотренные методикой) можно сознательно вызывать. У меня даже появилась привычка, когда кто-то на что-то жалуется в себе воспроизводить и оценивать по шкале интенсивности. А так как я был часто болеющим ребенком и к тому же все время получал травмы (переломы, ушибы, порезы, ожоги) то богатый опыт различных соматических ощущений был наработан. Поэтому, когда я слушал чьи то жалобы я уже знал, о чем человек говорит, как бы на собственном опыте. (Сейчас, поскольку такая техника является уже много лет осознанным инструментом моей работы, приносящим воспроизводимые результаты, можно сказать, то что я себя представляю, слушая рассказ пациента, действительно довольно близко к тому, что испытывает он сам. К тому же с годами этот опыт расширился уже за счет собственной хронической патологии. Мало чего из того, с чем ко мне приходят пациенты у меня нет. Как насчет «врач исцели себя»? Все время с успехом исцеляю! Живу без аллопатических лекарств. Изредка разжую таблеточку коринфара или афобазола, да и то при желании мог бы обойтись) Побочным эффектом этого навыка стала способность прогнозировать: «а, пустое, пройдет» или «надо что-то делать». Когда все развилось? Я точно знаю, что в семь лет этого навыка с функцией прогноза еще точно не было, а в 14 лет он уже точно был, применительно к собственному организму, и не подводил. С этого времени я, кстати, перестал болеть простудными заболеваниями. С 14 лет я начал заниматься тяжелой атлетикой, причем не так, для себя, а с самым серьезным настроем на мировые рекорды. А этот спорт, незаслуженно забытый во многих регионах РФ, дает очень интенсивный сенсорный опыт с преимущественной нагрузкой на кинестетический анализатор. Кроме того, перед серьезным движением (точнее, перед тем как совершить движение с более или менее серьезным весом) необходимо сначала несколько раз совершить это движение «в уме», как бы проложить в пространстве маршрут, по которому пройдет снаряд. Это тоже является своеобразным вариантом АТ. Я уже не говорю об обширном спектре позитивных ощущений, которые испытываешь после тренировки! Выработался навык даже боли придавать позитивный модус. Ну а при этом волей неволей работает подсознание и выстраивает многочисленные вариационные ряды от самых плохих до самых блаженных ощущений с возможностью найти место данного конкретного ощущения в данном вариационном ряду не только у себя, но и еще у кого-нибудь, кто это испытывает. Не обязательно озвучивает. Даже надежнее, когда не озвучивает. Поза, в сущности, сообщает все об ощущении, следствием которого она явилась. А если есть возможность еще и ощупать при этом человека, найти участки напряжений мышц, степень сопротивления легкому давлению, то и понятно, что происходит. Тогда в детстве все это не осознавалось, а сейчас я вижу, что главное, что я использую в своей работе – измерительная шкала – были сформированы еще до того, как я выбрал медицинскую профессию. Ну и конечно, когда ты серьезно занимаешься спортом, тебе, хочешь не хочешь, приходится знакомиться с анатомией (по крайней мере, опорно-двигательного аппарата) и фармакологией (по крайней мере, метаболическое ее направление). И методы лечения простых амбулаторных травм и болезней. И все это ложится на весьма комфортную психологическую атмосферу в спортивной секции.

Почему столько слов? Какое отношение все это имеет к гомеопатии? Очень просто! Из многих направлений, которые прорабатываются при выработке гомеопатического назначения самое главное – ощущения пациента. Вот это и есть моя стихия!

Ну а дальше я решил объединить профессии мамы, детской медсестры, и отца, пехотинца. Судьбе было угодно, чтобы я поступил в Военно-медицинскую академию и закончил ее с красным дипломом.
Когда началась учеба все было просто, естественно и очень интенсивно. Плюс чисто армейский колорит. Да еще в академии есть традиция всех поголовно вовлекать в научную работу на кафедрах. Не избежал этой участи и я. К выпуску я имел 10 научных работ, столько же рационализаторских предложений (мне даже за них заплатили баснословную сумму – около 50 рублей!) и две конкурсные работы с кафедры факультетской терапии (теперь – гематологии и клинической иммунологии). Одна называлась «Иммуногематологические аспекты действия новых препаратов (аймалин, хитозан, ДМСО)» Другая «Иммуногематологические аспекты гипоксии». Кроме того я обобщил свой опыт использования лаборатрных методик и написал самиздатовскую методичку «НСТ-тест и методика определения вирусемии.»
Я любил и люблю армию, и сейчас с удивлением оцениваю то, как форсированно я ее покинул, прослужив 3 года начальником медицинского пункта одной чудной (ударение на первый слог) части недалеко от подмосковного Подольска. Тогда я думал, что сам все решаю. Сейчас все видится в несколько ином свете. Я вынужден констатировать, что на многих этапах жизни Рок императивно вмешивался в ламинарное течение жизни и ставил меня в жесткие рамки. Я стал ординатором терапевтического отделения в 32-й больнице. Теперь это «Отделение кардиологической психосоматики» (что кажется мне не случайным), а в годы моей работы там это было общетерапевтическое отделение, самое что ни на есть боевое, и нам приходилось заниматься кроме терапии и сосудистой неврологией, и терминальной онкологией (но и своевременной диагностикой конечно) и сенильной психиатрией. И выполнять функции социального обеспечения. При невероятных трудностях, такая работа приносила и огромное удовлетворение. Там я врос в мысль, что общая терапия – это лучшее, интереснейшее и разнообразное занятие. Я и сейчас так думаю. Ни за что не стал бы узким специалистом, если бы жизнь пришлось начинать сначала. Так как это отчет, то упомяну еще про год работы в кардиореанимации и 2 года заведования терапевтическим отделением (уже другим).

Первые сведения о гомеопатии.

Конечно, гуляя по Невскому на первом курсе, наткнулся на гомеопатическую аптеку. Зашел, увидел какие-то однообразные кубические коробочки со странными названиями. Мракобесие! Срочно запретить. Потом надолго забыл. Но подумывал о фитотерапии или иглорефлексотерапии. Как-то сидел в фундаментальной библиотеке. Обернулся, вижу за столом сзади меня дяденька в годах, в гражданском платье (в смысле, не в военной форме) читает толстенную, явно старинную книгу по гомеопатии. (Кто бы это мог быть? Может быть Анатолий Александрович Крылов?) Бросились в глаза колонтитулы со словами типа «гомеопатическое лекарствоведение» или что –то в этом духе. А на другой странице, скажем, «Нукс вомика». И если книга такая толстая, значит за этим что-то стоит, не просто рецептурный опыт. Я тогда не знал, что в тот момент был заложен вектор, устремленный в далекое будущее. Еще на лекции по гинекологии то ли Баскаков, то ли Гуркин высказался в том смысле, что «мы, конечно, должны привить вам ненависть к ненаучной гомеопатии, но знаете, в том, что касается гормонального статуса – им подвластны потрясающие вещи, с которыми мы иногда бьемся со всем доступным нам диагностическим и лечебным потенциалом и ничего не можем поделать. Но дело, наверное, в том, что женский организм очень лабилен и заложенный во внутренней природе гомеопатии психотерапевтический аспект втемную здесь задействован». И все. Но я очень рано понимал, что пациенту, кроме положенных нам «научных» таблеток или уколов нужно что-то «природное». И была какая-то уверенность, что такой метод я для себя найду, но, видимо, уже когда начну работать, потому что во время учебы все это постигнуть нет времени. В общем, я двигался в этом направлении и, даже работая в части, осваивал акупунктуру, так как я стал одним из немногих счастливых обладателей книги Гаваа Лувсана, получив томик прямо в издательства по запросу из одной авторитетной организации, к которой относилась моя чудная часть.

Постижение скрытых смыслов болезней

Но вот я уволился из Вооруженных Сил и приступил к работе в «народном хозяйстве» (как шутили у нас в части). Когда прошел шок первых месяцев, и я адаптировался к реалиям гражданской медицины, потихоньку вернулся к поиску для себя основной лечебной системы. Обычная фармакотерапия была слишком проста и неспецифична. Она вынуждала игнорировать массу информации, которая просто «кричала о себе» необычностью наблюдаемых симптомов и жалоб, которые излагали больные. Я начал почитывать всякие сборники знахарских рецептов, которые тогда в изобилии появились на книжных развалах. То есть я был в фазе неструктурированного поиска на уровне рецептурного опыта. Я полагал, что сначала будет фаза накопления, а потом ее можно будет привести в систему и нарабатывать свои специфические подходы ко все большему количеству ситуаций, встречающихся в клинике. К тому же в это время я интенсивно начитывал психотерапевтическую литературу, которой много стало издаваться в постсоветский период. Юнг, Франкл, Перлз, Берн, Бендлер и Гриндер, Ассаджиоли, Менегетти, Авессалом Подводный. Но почему-то наибольшее влияние на меня оказала книжка малоизвестного автора Билла Шутса «Глубокая простота». А всего то там был избитый уже сейчас тезис: все, что происходит с человеком это результат его выбора, осознанного или неосознанного. В этой книге я нашел еще одно обобщение. Там это называлось три измерения человеческой личности: присоединение, контроль, открытость. В ходе человеческого общения, человеческой деятельности все время проигрывается конфликт, в котором личность проходит через эти измерения, каждый раз на новой стадии. При известной дисгармонии в таком конфликте будет появляться соматическая патология. Когда активизируется проблематика, свойственная для присоединения (быть или не быть в группе, приблизиться ли к ним, допустить ли, чтобы они ко мне приблизились) появляются кожные болезни. Кожа становится некрасивой и это хорошая отмазка, чтобы не быть слишком близко «к этим людям». Я же им отвратителен с такой кожей. И где-то в глубине души становится легче. Когда, так или иначе, эта стадия конфликта пережита, уже ясно, что придется осуществлять совместную деятельность в своей группе. Начинается выяснение отношений, выявление неформального лидера, борьба лидеров между собой, демонстрация силы на тех, кто слабее. Борьба требует усилий, усилия приводят к повреждениям мышц, суставов. Появляются миалгии, артралгии, артриты. Усилия, которые нет возможности обратить во вне разряжаются в себя – гипертония, астма, спазмы кишечника… Возрастает травматизм. Речь идет не о петушиных боях, а травмы происходят как бы случайно – не повезло человеку. На самом деле, столкновение с чужой волей, более могучей на подсознательном уровне вылилось в ослабление, утрату автоматического контроля за обстановкой, вероятность реализации опасности возрастает. Обошлось один раз, реализуется в следующий. Но вот роли распределены, и можно расслабиться, присмотреться друг к другу, источая некоторую доброту и соучастие. Чрезмерная эмпатия вызовет болезни сердца и сосудов. По той же причине болеют венерическими болезнями. И еще там сказано, что эти измерения человеческой личности хорошо укладываются в психоаналитические стадии: присоединение – оральная стадия, контроль – анальная стадия (контроль за сфинктерами), открытость – эдипов комплекс. Концепция показалась мне изящной, вызвала некоторое эстетическое чувство. И вот я спокойно работаю, наблюдаю жизнь, свою, своих близких и своих пациентов, и вижу, что это хорошая модель для понимания сути происходящего. Тем временем продолжаю думать на тему накопления рецептурного опыта. Искать свою систему.

Открытие гомеопатии

Тут замаячило повсюду слово «гомеопатия», чему немало способствовало то, что гомеопатическая аптека находилась именно на Невском. Подумал, почему бы не присмотреться? Зашел. Приобрел 2 маленьких книжечки. Среди них была та, которую мы сейчас называем «желтенькая книжечка Дидье Гранжоржа». Там излагается самая суть гомеопатии. И я вижу, что в основе её как науки лежит сенсорный опыт, что было мне хорошо знакомо и создавало предчувствие, что это не просто так. И, что самое поразительное, там была приведена система, почти идентичная той, которую я нашел в книжке Билла Шутса, и которая уже показала свою адекватность феноменам жизни. Там описывались те самые знаменитые гомеопатические миазмы и говорилось об их соответствии психоаналитическим стадиям. Схема дополнилась: присоединение – оральная стадия – псора; контроль – анальная стадия – сикоз; открытость – эдипов комплекс – люэс. Так как два первых компонента каждого элемента триады уже были протестированы, меня стало очевидно, что и гомеопатия отражает феномены жизни вполне адекватно. И в ней есть возможность дифференцированно учесть все те многочисленные особенности, которые индивидуализируют клинические картины, встречаемые в ежедневной клинической практике, когда симптомы просто кричат о себе. Чего стоят этиологические факторы, когда мы знаем, что болезнь началась после травмы, после горя, после оскорбления… Ведь из этого невозможно построить фармакологическую терапию. Да, есть транквилизаторы, да, есть антидепрессанты и нейролептики. И они хороши и действенны. Но не всякий врач захочет их назначать, если ситуация явно не психиатрическая, не всякий пациент захочет их принимать (по разным причинам, часто из-за иррационального отвращения к ним), и наконец, даже если они назначены, они почему-то не всегда решат те задачи, на которые они нацелены. Может быть, потому что бьют по площадям, не учитывают тонких оттенков чувств.

И вот появляется в поле зрения система, в которой, по крайней мере, хотя бы декларируются такие возможности. К тому же она по определению безопасна. Ведь мы привыкли без содрогания назначать антибиотики, гормоны, мощные вазоактивные препараты, а тут ни одной молекулы! И, что особенно привлекательно, в гомеопатии есть свой внутренний инструментарий психологической диагностики. Надо эту систему протестировать, и если результаты тестирования будут обнадеживающими, взять на вооружение. Тестирование начал с себя. И пациентам начал давать в отделении гомеопатические лекарства, пациентам с особыми индивидуальностями или наоборот предельно «стандартизированным» (и в тех и в других недостатка не было, а тривиальная терапия далеко не всем помогает так, как вообще должно помогать лечение.) Убедился, что система работает. Окончил курсы, втянулся в жизнь питерского гомеопатического сообщества. Потребность коллекционировать знахарские рецепты пропала очень быстро, так как появилась в моей жизни универсальная, высокодифференцированная система со стройной внутренней логикой и в то же время простая для освоения, безопасная и в то же время настраивающая на приобретение больших знаний о растениях, животных, минералах и в этом очень романтичная. К тому же тесно связанная с интереснейшими психотерапевтическими концепциями. И, что тоже поразительно, очень подходящая к моему сенсорному опыту. Было и есть ощущение, что я всей своей жизнью готовил себя к работе именно с такой системой. Так что свой гомеопатический стаж я числю лет с двенадцати! (Пишу это не без самоиронии)

 Итак, три источника и три составные части моего метода: 1) сенсорный опыт (АТ, спорт, свои болезни), 2) общая медицина + гомеопатия, 3) аналитическая психология.

Вот так я стал гомеопатом.

Если у Вас все еще есть желание познакомиться с моим творчеством, милости прошу сюда.

8 Responses to Об авторе

  1. Роман says:

    здравствуйте!
    Меня зовут Роман 31 год (Ленинградская обл.), Моя проблема гипотиреоз и АИТ. Уже несколько лет пытаюсь решить проблему самостоятельно, гормоны не принимал и не принимаю, состояние тяжелое. Сталкивались ли вы с данной проблематикой, есть ли положительные примеры лечения данного состояния гомеопатией?? Занимаетесь ли вы консультациями и помощью по данному вопросу? Спасибо

    • Андрей Черных says:

      При настоящем гипотиреозе (а не том, который притягивают за уши, что бывает часто) L-тироксин помогает очень хорошо, быстро начинаешь чувствовать себя человеком. И это не преднизолон, у него нет серьезных побочных эффектов. А так на все вопросы ответ “Да!”

  2. Тамара says:

    Здравствуйте. У моего ребенка серьезные проблемы с поведением в школе. Психотерапевт назначил Неулептил. Не хочу пичкать ребенка подобными препаратами. Посоветуйте пожалуйста толкового гомеопата, который сможет нам помочь.

    • Андрей Черных says:

      Я так понимаю, речь идет о Санкт-Петербурге? Фролов Илья Евгеньевич, Кауль Виктор Аполлонович, Гордон Ольга Ильинична. Каждый по своему хорош.

  3. Наталья Шарагина says:

    Здравствуйте! Ведете ли Вы прием пациентов? Как возможно к Вам записаться?

    • Андрей Черных says:

      Приемы я веду как антрополог. Чтобы попасть на прием, напишите по электронной почте с подробностями о себе.

  4. TAT'YANA says:

    Здравствуйте , хочу узнать после ЭКО и мощной терапии в организме мощный сбой произошл . И появились жировики по всему телу , очень хочу вылечить эту бяку , официальная медицина говорит вырезать если мешает , пока не мешает , но дискомфорт испытываю

    • Андрей Черных says:

      Здравствуйте!
      С “мощным сбоем” в организме работать с привлечением гомеопатии можно и нужно. Если общее самочувствие плохое, то добиться нормализации вполне реально. Что касается “жировиков”, будь то атеромы, а, тем более, липомы, фибролипомы, нейрофибромы, то это мягко говоря без гарантии. Последние 3 варианта я не склонен рассматривать как следствие гормональной гиперстимуляции. Просто совпало по срокам появления.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *