Еще 2 маленьких ответа

Не было настоения развернуто отвечать. Поэтому ответил буквально, минимальным объемом, но с большой эмоциональной экспрессией. Не надо думать, что я отмахнулся от ответа по истории. Изучать гомеопатию (как и любую дисциплину) через её историю – это весьма продуктивный путь, дающий прочные знания и хорошее понимание диалектики данной науки. Но, когда ты плотно занят лечением, очень трудно оперировать конкретными историческими фактами. От прочитанного остаются только отголоски, которые вошли в систему подкрепления и разворачивания какой-либо доктрины, имеющей практическое приложение. А поиск имен, дат, событий в источниках займет немало времени, даже при написании небольшого поста.
Вообще, такое чувство, что даже в дотелеграфную эпоху обмен информацией и внедрение новых методов происходили с такой же быстротой, как сейчас, просто не были столь массовыми. А внедрение происходило даже быстрее, поскольку не было такой разрешительной бюрократической машины. Пушкин упоминает гомеопатию, правда в неблагоприятном для нее ключе, а вот Владимир Даль, после того как гомеопат спас от неминуемой смерти его сына, стал ее приверженцем и сам практиковал. Он был не только исследователем русского языка, но и врачом.

Вот два очередных их вопроса:

3. Когда гомеопатия появилась в России?

Ответ:

Лишь чуть позже, чем в Германии. Начало 19 века. Какая разница? Руководитель Санкт-Петербургского центра гомеопатии Светлана Петровна Песонина объединила большой коллектив гомеопатов и историков медицины, они провели огромную работу в архивах и с ветеранами метода, результатом чего явился фундаментальный труд «История гомеопатии в России». Издан в 2004 году. Эта 460 страничная книга большого формата пока еще доступна.

4. Где сегодня можно научиться гомеопатии? Какое образование нужно? Медицинское?

Ответ:

Почти во всех медицинских ВУЗах есть кафедры. Берут всех. Но мне жалко смотреть на гомеопатов без высшего медицинского образования. Или даже с высшим медицинским, но без клинической специальности и многолетнего опыта лечебной работы. Они не представляют, во что ввязываются. Но может быть их сила именно в счастливом неведении? Исполняя гомеопатический ритуал можно многое взять личной силой. Правда эту скучно! Гораздо интереснее наблюдать действие именно гомеопатизированного вещества, а не результаты дешевых кухонно-психологических прихватов.

А вот этот вопрос мне опять показался провокационным, поэтому к нему небольшой комментарий. У нас есть социальная прослойка, представители которой считают, что только тот врач хорош, который долго учился за границей. Особенно в такой тонкой области как гомеопатия. Мол, за границей вообще врачи лучше и грамотнее, к тому же там сохраняется преемственность от гениальных основоположников. Нет! Линии преемственности от учителя к ученику, которые доходили бы до Ганемана были прерваны. Все крупные авторитеты современности гнут свою линию, изобретают свою концепцию, а потом ищут места в “Органоне” или “Хронических болезнях”, которые бы эту концепцию подтверждали. Этим не сказано, что у иностранцев нечему учится. Но, к счастью, литературы издается много. И есть очень хорошие книги, которые надо читать и перечитывать и все время обнаруживается что-то новое. Из всего, даже сомнительного (а этого тоже очень много), можно извлечь полезную информацию, которую внедрить в свою практику. У кого-то возьмешь крупинку, у кого-то целый пласт. И если кто-то думает “да как же можно!? скороспелые гомеопаты!”, то он не прав. Человек, закончивший лечебный факультет медицинского ВУЗа, сразу со школьной скамьи получает в своё полное распоряжение такие мощные и опасные орудия воздействия на человеческий организм, что “нива жизни” давно бы заглохла, если бы  полноценное систематизированное медицинское образование не формировало даже у посредственного студента очень надежных концептуальных приемов безопасного использования всего этого арсенала. И эта система вызревала столетиями, и, кстати, Ганеман немалое влияние на эту систему оказал своей борьбой за гуманизм в медицине. (Хотя система от этом, возможно, и не подозревает. Но возьмите учебник пропедевтики и сравните с текстом “Органона”: найдете много общего в части касающейся расспроса больного и сбора информации, которая нужна для постановки диагноза и лечения.) Так вот, когда врач прибавляет к своему лекарственному и идейному багажу гомеопатию, то что он может сделать опасного? На любых, даже небольших курсах врачей предостерегают от вседозволенности и настраивают на то, чтобы действовать деликатно. (Это отдельная тема, но должен сказать, что не разделяю апокалиптических настроений тех, кто часто восклицает: “ах, испорченный случай!, теперь его не вылечить!”).

Leave a Reply

Your email address will not be published.

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.